Инвестиционный холдинг «Universal DV» – Заглавная страница

Проблемы определения понятия «грубое нарушение обязанностей участника Общества с ограниченной ответственностью» как основание исключения из него
 

Ни для кого не секрет, что закон предоставляет возможность исключить любого участника из Общества с ограниченной ответственностью (далее ООО, Общество) за совершение определенных действий (бездействия). Этот закон, а точнее статья 10 Федерального Закона № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 г . (далее ФЗ об ООО, Закон об ООО) выглядит следующим образом: «Участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет». Как видно из содержания названной статьи, законодатель предлагает как одно из оснований для исключения участника из Общества «грубое нарушение своих обязанностей». Однако, что такое «грубое нарушение» и какие «обязанности» должен нарушить участник ООО, чтобы его исключили из Общества закон не раскрывает. На эти вопросы постарались ответить высшие судебные органы РФ. Так, в соответствии с подпунктом «в» п. 17 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 90, Пленума ВАС РФ № 14 от 9 декабря 1999 г. «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» «при решении вопроса о том, является ли допущенное участником общества нарушение грубым, необходимо, в частности, принимать во внимание степень его вины, наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий». Однако, что, все-таки такое «грубое нарушение своих обязанностей» Пленумы не поясняют, ограничиваясь лишь тем, какие факторы должны учитываться при решении этого вопроса. О неопределенности названных разъяснений Пленумов ВС и ВАС РФ говорит и судебная практика. Рассмотрим два примера. Пример первый. Участник ООО «Учебно-производственное объединение «Русь» К.З. обратился в суд с исковым заявлением к К.А. об исключении последнего из состава участников. Требования К.З. были удовлетворены в полном объеме . По существу все обстоятельства, на которые ссылался истец и которые были приняты судом во внимание при вынесении решения, сводились к тому, что деятельность общества была затруднена вследствие неисполнения (ненадлежащего исполнения) ответчиком обязанностей в качестве генерального директора общества. Таким образом, суд счел, что неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязанностей директора ООО и есть то самое «грубое нарушение обязанностей участника ООО». Пример второй. Участники ООО «РосЮгЭкспорт» обратились в Арбитражный суд Краснодарского края с иском об исключении ответчика из числа участников Общества. Суд отказал в иске на том основании, что «допускаемые участником нарушения при исполнении обязанностей исполнительного органа (т.е. директора) общества НЕ являются основанием для исключения его из состава участников» . Таким образом, суд НЕ счел, что неисполнение (ненадлежащее исполнение) обязанностей директора ООО является «грубым нарушением своих обязанностей». И таких противоречивых примеров в судебной практике множество. Представляется, что основной проблемой применения «грубого нарушения обязанностей участника ООО» как основания исключения из Общества является указанная выше редакция статьи 10 Закона об ООО. Поэтому, в целях единообразия судебной практики по рассматриваемому вопросу необходимо редактировать ст. 10 Закона об ООО и изложить ее следующим образом: «Участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем десять процентов уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает обязанности, возникшие в связи с его участием в ООО и (или) установленные уставом общества, иными локальными нормативными актами либо законодательством, а равно, если он своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет». Указанная редакция названной статьи позволит уяснять суду при рассмотрении конкретного дела, какие обязанности должен нарушить участник, чтобы его можно было исключить из ООО, чем (каким документом) эти обязанности предусмотрены и т.д. В заключении хотелось бы отметить, что разнообразное понимание вышеназванных положений закона не способствует корпоративной безопасности бизнеса, что приводит либо к ущемлению прав незаконно «изгнанных» участников из ООО, либо ставит под угрозу сам бизнес тогда, когда решение об исключении из ООО необходимо. Поэтому остается надеяться на то, что законодатель в этом немаловажном вопросе изберет, все-таки, тактику точности, определенности и последовательности, а не будет ограничиваться общими формулировками, приводящим к судебному произволу.