Инвестиционный холдинг «Universal DV» – Заглавная страница

Особенности формирования смешанного договора
 

Исторически сложилось так, что круг нормативно признанных договоров в эпоху римского права был невелик, а форма, в которую заключаемое соглашение должно было непременно вылиться, имела гораздо большее значение, чем его содержание. Именно форма обеспечивала хрупкому для того времени содержанию договора юридическое существование.

Ныне действие принципа свободы договора и динамика развития потребностей общества определяет существование таких соглашений, которые прямо законом не предусмотрены: это смешанные и «непоименованные договоры».

Непоименованный договор, на понятном для обывателя языке, означает не что иное, как соглашение, содержание которого закону не известно, т.е. все его условия являются новыми. А внедрение нового, как известно, всегда порождает относительную неизвестность результата, в данном случае неизвестность судебного толкования условий подобных соглашений.

Смешанный договор по гибкости и стабильности результата занимает среднее место между поименованным и непоименованным договором. Непоименованный договор предельно гибок, но его практическое оформление и стабильность с учетом соответствующей судебно-арбитражной практики носят нередко почти непредсказуемый характер. Однако практика часто требует сочетать оба этих противоположных фактора: гибкость конструкции договора и устойчивость, прогнозируемость правоприменения.

В п. 3 ст. 421 ГК РФ законодателем дается исчерпывающее определение понятия «смешанный договор», главная суть которого состоит в том, что он включает различные элементы уже известных праву договоров. Кроме того, согласно указанной норме:

- к каждому элементу договора применяются соответствующие правила;

- соглашением сторон может быть изменено применение соответствующих норм;

-существо смешанного договора также может изменять применение соответствующих норм.

Несмотря на ясность и простоту содержания указанной нормы, на практике она реализуется довольно неодинаково. Такое положение дел связано в первую очередь с тем, что различные виды договоров, соединяясь в один – смешанный, не всегда соотносятся как равнозначные элементы. В этих случаях образуется неделимое «кентавроподобное» соглашение, к элементам которого невозможно применять независимо друг от друга нормы о соответствующих видах договоров согласно правилу, указанному в п. 3 ст. 421 ГК РФ.

Названная проблема является ключевой при рассмотрении судебных споров связанных со смешанным договором. В таких ситуациях главное установить действительную волю сторон, не допустить злоупотребления какой-либо из них и найти компромисс такой воли и закона. Яркая иллюстрация компетентного подхода к делу со стороны суда и учета им всех факторов возникших правоотношений на основе смешанного договора содержится в п. 13 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 февраля 2001 г. № 59.

В этом Информационном письме отмечается следующее: поскольку заключенный сторонами смешанный договор, содержащий элементы договора купли-продажи предприятия как имущественного комплекса, подлежащего обязательной государственной регистрации, и договора поставки оборудования, устанавливает единую совокупность обязательств, то такой смешанный договор подлежит обязательной государственной регистрации, при отсутствии которой должен считаться незаключенным.

Так, истец (покупатель) обратился в суд с иском к ответчику (продавцу) о признании смешанного договора в целом незаключенным по причине отсутствия его государственной регистрации ввиду обязательности такой процедуры для одного входящего в него элемента – купли-продажи предприятия. В ходе рассмотрения этого дела было выяснено, что договор поставки предназначался для оснащения купленного предприятия необходимым оборудованием и поэтому такой договор оказался зависимым от договора купли-продажи предприятия, что нашло отражение в решении суда.

Таким образом, из решения следует, что несоблюдение формальностей, которые относятся к одному виду договора, может повлечь недействительность элементов договора, которые относятся к другому виду.

Можно предположить, что это решение в определенной степени противоречит положениям ст. 421 ГК РФ, согласно которой к отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о конкретных договорах. Логичным было бы признать незаключенным смешанный договор лишь в части купли-продажи предприятия. Тем не менее, в данном случае это решение видится вполне справедливым, поскольку отсутствие первого договора лишает смысла существование второго.

Уместно привести еще один аналогичный пример: заключается договор, по которому в долгосрочную аренду передается помещение, подлежащее впоследствии реконструкции. Отсутствие регистрации договора аренды (ст. 609 ГК РФ) влечет невозможность последующей реконструкции помещения, следовательно, такой договор может быть признан незаключенным (недействительным) только полностью.

Таким образом, закономерным и важным в практическом смысле видится вопрос: можно ли признать только часть смешанного договора незаключенной или недействительной? Опираясь на складывающуюся судебную практику и руководствуясь здравым смыслом, можно дать положительный ответ. Только решающим здесь является то, сохранен ли интерес сторон в той части смешанного договора, которая не имеет нарушений.

Данное заключение можно проиллюстрировать на следующем примере. Рассматривая иск о признании договора подряда незаключенным, суд счел договор смешанным - содержащим элементы договоров подряда и возмездного оказания услуг. В связи с отсутствием существенного условия, относящегося к сроку производства работ, договор, регулирующий отношения подряда, в этой части обоснованно признан судом незаключенным. Вместе с тем обязательства по возмездному оказанию услуг сохранили свое действие (ФАС Западно-Сибирского округа от 21 октября 2003 г. N Ф04/5349-640/А81-2003 по делу N А81-957/2282Г-03). Аналогичный подход наблюдается в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 4 декабря 2001 г. N А56-23608/01 и постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 27 сентября 2006 г. N Ф08-4832/2006 по делу N А53-35597/2005-С1-17.

Используя весьма удобную конструкцию смешанного договора, сторонам не всегда удается учесть все необходимые формальности и спрогнозировать возможные последствия заключения такого соглашения для каждой из них. Из реальных примеров разрешения споров становится очевидным, что подготовка, разработка смешанного договора должна носить компетентный характер, дабы избежать ситуации с нежелательными последствиями для одной из сторон.

При заключении договора всегда важно знать, какими нормами права будут в дальнейшем регулироваться отношения по нему. Со смешанным договором всё обстоит гораздо сложнее и человеку «далекому от юриспруденции» оценить возможные риски практически невозможно.

Нужно заметить, что ситуация осложняется еще и тем, что действующий закон не запрещает заключать соглашения, в которых элементами могут быть договоры из различных отраслей права. А как известно, каждая отрасль российского права имеет свои особенные принципы регулирования отношений.

В качестве примера можно привести ситуацию заключения соглашения о конфиденциальности работодателя с работником. Здесь разноотраслевые по своему характеру правоотношения, основанные на едином договоре, возникают только последовательно: вначале обязанность работника не разглашать тайну является трудовой (а значит, регулируется нормами трудового права), затем она сменяется гражданско-правовой обязанностью аналогичного содержания (регулируется нормами гражданского права). Поясненяя такую ситуацию скажем следующее: между бывшими работником и работодателем нет и не может существовать никаких отдельных трудоправовых обязанностей, поскольку отсутствует само трудовое правоотношение. Однако практическая необходимость заключения такого соглашения очевидна, поскольку работодатель заинтересован не только в том, чтобы информация, с которой соприкасался работник не разглашалась во время его фактической работы, но и после расторжения трудового договора определенное время была конфиденциальной.

Ничто не может остановить течение времени и именно поэтому человек нуждается в механизмах способных его максимально сэкономить. Конструкция смешанного договора позволяет это сделать, однако она является порождением новых комплексных договоров, ранее праву неизвестных, и, как следствие, порождением больших рисков неизвестности результата их заключения. Судебная практика свидетельствует о неоднообразном разрешении похожих споров связанных со смешанным договором.